Венедиктов забанил меня на Эхе Москвы

Главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов удалил мой аккаунт за то, что я категорически потребовал прекратить цензуру моих статей. Поэтому, дорогие читатели, вы больше не увидите там моих материалов.

Искренне Ваш,
Григорий Меламедов

Где же ваши селфи?

В социальных сетях множество людей выкладывает фото своих бюллетеней с галочкой, многие делают селфи. Они поступили по принципу: «Делай, что должен, и пусть будет, что должно быть». Показывая свои лица, они пишут, за кого проголосовали, и не боятся ни карательных органов, ни начальства.
А вы, диванная партия, - где ваши фото? Ни один из вас не фотографируется с гордостью в мягком кресле и не пишет: «Я, такой-то, не пошел на выборы и горжусь этим». Почему так? Вам стыдно?
На нашем избирательном участке полно народу. Не помню такого с 1996 года. Очень хочется прочесть мысли каждого, узнать, кто он  (она) – друг или противник. Но даже если большинство из них противники, всё равно я их уважаю. Противника можно уважать, но предателя – никогда. Противники вывешивают свои фото, предатели – прячут лица.

Как научиться держать удар

Кандидатов стали оценивать по новому критерию: умению держать удар.

Самые невыгодные позиции у тех кандидатов, на которых никто даже не пытается нападать, - ни на теледебатах, ни в СМИ, ни со стороны власти. Раз на тебя не нападают, значит, ты никому не интересен.
Плохо тем, кто слишком бравирует: «Смотрите, как жестоко меня преследуют». Сначала это приносит очки, но быстро надоедает.
Еще одна невыгодная позиция, когда человек впервые бросился в предвыборную драку, но не выдержал напряжения и жесткости. Точно так же плохо, если кандидат-тяжеловес дрогнул перед новичком, стал с ним говорить на равных или, - еще хуже, - заискивать.
Интересно, что предвыборная программа стала выполнять новую функцию, помимо собственно содержания: она помогает держать удар. Человека провоцируют, а он любую острую ситуацию переводит в разговор о своей программе.
Ценят, когда кандидату явно интереснее общаться с избирателями, чем с журналистами. Это новая особенность, раньше я такого не замечал.
А еще, - и это тоже новое, - важно, чтобы программа была выстрадана и разработана самим кандидатом. Потому что невозможно, приезжая в новый регион, знать абсолютно все местные проблемы. И когда политику задают неожиданный вопрос, он быстро ориентируется, опираясь на программу, которая у него в голове. Если же программа написана на мозговом штурме платных политтехнологов, он (она) не выдерживает удар. Становится похожим на персонажа американской комедии, который учит по бумажке: «Безработица, преступность – плохо; промышленный рост – хорошо».

Многие ценят умение держать удар больше, чем рейтинг. Ведь цифрам в бюллетенях и анкетах в России не верят, зато бойцовские качества, - вот они, каждый может их видеть.